?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

1 непрочитанное сообщение

Jan. 6th, 2016 08:58 pm

А то — и мечтатели. Они видели слишком многое, чтобы выбрать одно. Они тянулись к возвышенному слишком сильно, чтобы крепко стоять на земле. Перед падением обществ бывает такая мудрая прослойка думающих — думающих и только. И как над ними не гоготали! Как не передразнивали их! Не досталось им и клички другой как гниль. Эти люди были — цвет преждевременный, слишком тонкого аромата, вот и пустили их под косилку. В личной жизни они особенно были беспомощны: ни гнуться, ни притворяться, ни ладить, что ни слово — мнение, порыв, протест. Таких-то как раз косилка подбирает. Таких-то как раз соломорезка крошит.

2 comments - Leave a comment

Jan. 6th, 2016 08:16 pm /Сбывшееся пророчество

Однако никто не смеет обмолвиться о пороке. Да, над добродетелью измывались, но порока при этом — не было. Да, сколько-то миллионов спущено под откос — а виновных в этом не было. И если кто только икнёт: "а как же те, кто…", — ему со всех сторон укоризненно, на первых порах дружелюбиво: "ну что-о вы, товарищи! ну зачем же старые раны тревожить?!" (Даже по "Ивану Денисовичу" голубые пенсионеры именно в том и возражали: зачем же раны бередить у тех, кто в лагере сидел? Мол, их надо поберечь!) А потом и дубинкой: "Цыц, недобитые! Нареабилитировали вас!"

И вот в Западной Германии к 1966 году осуждено восемьдесят шесть тысяч преступных нацистов[52] — и мы захлёбываемся, мы страниц газетных и радиочасов на это не жалеем, мы и после работы останемся на митинг и проголосуем: мало! И 86 тысяч — мало! и 20 лет судов — мало! продолжить!

А у нас осудили (по опубликованным данным) — около тридцати человек.

То, что за Одером, за Рейном — это нас печёт. А то, что в Подмосковьи и под Сочами за зелёными заборами, а то, что убийцы наших мужей и отцов ездят по нашим улицам и мы им дорогу уступаем — это нас не печёт, не трогает, это — "старое ворошить".

А между тем, если 86 тысяч западно-германских перевести на нас по пропорции, это было бы для нашей страны четверть миллиона!

Но и за четверть столетия мы никого их не нашли, мы никого их не вызвали в суд, мы боимся разбередить их раны. И как символ их всех живёт на улице Грановского 3 самодовольный, тупой, до сих пор ни в чём не убедившийся Молотов, весь пропитанный нашей кровью, и благородно переходит тротуар сесть в длинный широкий автомобиль.

Загадка, которую не нам, современникам, разгадать: для чего Германии дано наказать своих злодеев, а России — не дано? Что ж за гибельный будет путь у нас, если не дано нам очиститься от этой скверны, гниющей в нашем теле? Чему же сможет Россия научить мир?

В немецких судебных процессах то там, то сям, бывает дивное явление: подсудимый берётся за голову, отказывается от защиты и ни о чём не просит больше суд. Он говорит, что череда его преступлений, вызванная и проведенная перед ним вновь, наполняет его отвращением и он не хочет больше жить.

Вот высшее достижение суда: когда порок настолько осуждён, что от него отшатывается и преступник.

Страна, которая восемьдесят шесть тысяч раз с помоста судьи осудила порок (и бесповоротно осудила его в литературе и среди молодёжи) — год за годом, ступенька за ступенькой очищается от него.

А что делать нам?… Когда-нибудь наши потомки назовут несколько наших поколений — поколениями слюнтяев: сперва мы покорно позволяли избивать нас миллионами, потом мы заботливо холили убийц в их благополучной старости.

Что же делать, если великая традиция русского покаяния им непонятна и смешна? Что же делать, если животный страх перенести даже сотую долю того, что они причиняли другим, перевешивает в них всякую наклонность к справедливости? Если жадной охапкой они держатся за урожай благ, взращённый на крови погибших?

Разумеется, те, кто крутил ручку мясорубки, ну хотя бы в тридцать седьмом году, уже немолоды, им от пятидесяти до восьмидесяти лет, всю лучшую пору свою они прожили безбедно, сытно, в комфорте — и всякое равное возмездие опоздало, уже не может совершиться над ними.

Но пусть мы будем великодушны, мы не будем расстреливать их, мы не будем наливать их солёной водой, обсыпать клопами, взнуздывать в «ласточку», держать на бессонной выстойке по неделе, ни бить их сапогами, ни резиновыми дубинками, ни сжимать череп железным кольцом, ни втеснять их в камеру как багаж, чтоб лежали один на другом, — ничего из того, что делали они! Но перед страной нашей и перед нашими детьми мы обязаны всех разыскать и всех судить! Судить уже не столько их, сколько их преступления. Добиться, чтоб каждый из них хотя бы сказал громко:

— Да, я был палач и убийца.

И если б это было произнесено в нашей стране только четверть миллиона раз (по пропорции, чтоб не отстать от Западной Германии) — так, может быть, и хватило бы?

В ХХ веке нельзя же десятилетиями не различать, что такое подсудное зверство и что такое «старое», которое "не надо ворошить"!

Мы должны осудить публично самую идею расправы одних людей над другими! Молчб о пороке, вгоняя его в туловище, чтоб только не выпер наружу, — мы сеем его, и он ещё тысячекратно взойдёт в будущем. Не наказывая, даже не порицая злодеев, мы не просто оберегаем их ничтожную старость — мы тем самым из-под новых поколений вырываем всякие основы справедливости. Оттого-то они «равнодушные» и растут, а не из-за "слабости воспитательной работы". Молодые усваивают, что подлость никогда на земле не наказуется, но всегда приносит благополучие.

И неуютно же, и страшно будет в такой стране жить!
(с)

Хотя бы только поэтому стоит запретить коммунистическую партию. Процесс переформатирования некогда Российской империи длится вот уже сто лет. Страшно предположить в каком виде Россия встретит 2018-ый

Leave a comment

Jan. 5th, 2016 09:26 am Больше полувека этим словам, а нет, не стареют

Но чаще того — цинизм. Голубые канты понимали ход мясорубки и любили его. Следователь Мироненко в Джидинских лагерях (1944) говорил обречённому Бабичу, даже гордясь рациональностью построения: "Следствие и суд — только юридическое оформление, они уже не могут изменить вашей участи, предначертанной заранее. Если вас нужно расстрелять, то будь вы абсолютно невинны — вас всё равно расстреляют. Если же вас нужно оправдать (это очевидно относится к своим — А. С.), то будь вы как угодно виноваты — вы будете обелены и оправданы." — Начальник 1-го следственного отдела западно-казахстанского ОблГБ Кушнарёв так и отлил Адольфу Цивилько: "Да не выпускать же тебя, если ты ленинградец!" (то есть, со старым партийным стажем). "Был бы человек — а дело создадим!" — это многие из них так шутили, это была их пословица. По-нашему — истязание, по их — хорошая работа. Жена следователя Николая Грабищенко (Волгоканал) умилённо говорила соседям: "Коля — очень хороший работник. Один долго не сознавался — поручили его Коле. Коля с ним ночь поговорил — и тот сознался." Отчего они все такою рьяной упряжкой включились в эту гонку не за истиной, а за цифрами обработанных и осуждённых? Потому что так им было всего удобнее, не выбиваться из общей струи. Потому что цифры эти были — их спокойная жизнь, их дополнительная оплата, награды, повышение в чинах, расширение и благосостояние самих Органов. При хороших цифрах можно было и побездельничать, и похалтурить, и ночь погулять (как они и поступали). Низкие же цифры вели бы к разгону и разжалованию, к потере этой кормушки, — ибо Сталин не мог бы поверить, что в каком-то районе, городе или воинской части вдруг не оказалось у него врагов. Так не чувство милосердия, а чувство задетости и озлобления вспыхивало в них по отношению к тем злоупорным арестантам, которые не хотели складываться в цифры, которые не поддавались ни бессоннице, ни карцеру, ни голоду! Отказываясь сознаваться, они повреждали личное положение следователя! они как бы его самого хотели сшибить с ног! — и уж тут всякие меры были хороши! В борьбе как в борьбе! Шланг тебе в глотку, получай солёную воду! По роду деятельности и по сделанному жизненному выбору лишённые верхней сферы человеческого бытия, служители Голубого Заведения с тем большей полнотой и жадностью жили в сфере нижней. А там владели ими и направляли их сильнейшие (кроме голода и пола) инстинкты нижней сферы: инстинкт власти и инстинкт наживы. (Особенно — власти. В наши десятилетия она оказалась важнее денег.)

Одно остаётся у нас общее и верное воспоминание: гниловища — пространства, сплошь поражённого гнилью. Уже десятилетия спустя, безо всяких приступов злости или обиды, мы отстоявшимся сердцем сохраняем это уверенное впечатление: низкие, злорадные, злочестивые и — может быть, запутавшиеся люди.

Leave a comment

Dec. 6th, 2012 11:08 pm

Психологически сложно написать сюда что-либо, учитывая почти двухлетний перерыв в вещании.
Это будто окропить мертвеца святой водой, прочитать три раза "Отче наш" и надеяться на чудесное явление Христа. 
Что ж, тем лучше будет набросать несколько предложений для себя будущего.

Если вкратце, за эти 2 года я успел поработать в неплохой зарубежной компании. Имел какую-то n-ую сумму денег, статус предпринимателя и другие приятные ништяки. Но мне стало скучно, я понял, что жизнь уходит мимо, и я впустую хватаю воздух руками.
Посему вот уже как 5 месяцев де-юре я безработный. Де-факто же свободен и счастлив. 
Спустя 10 лет школьной тюрьмы и пяти лет алкогольного университета у меня наонец-то появилась свобода в действиях и мышлении. 
На сегодня хватит

Leave a comment

Nov. 20th, 2012 12:59 am Покойся с миром, друг

- Как вы считаете, жанр научной фантастики будет актуален всегда или для человечества наступит такой этап развития, когда все сказки станут былью и придумать уже будет совершенно нечего? Нет ли у вас ощущения, что простор для воображения современных фантастов более ограничен, чем это было в ХХ веке, когда большая часть человечества была настроена оптимистично и ждала от будущего только радостных свершений, а не дефолтов, девальваций и затяжных кризисов?

- На мой взгляд, жанр НАУЧНОЙ фантастики за последние годы в значительной мере утратил свою привлекательность. И главная тому причина, видимо, потеря интереса к науке вообще. Слишком много разочарований. Чужого разума во Вселенной обнаружить не удалось. Соседние планеты вообще безжизненны. Искусственный интеллект попрежнему маячит за горизонтом, и приблизиться к нему не удаётся. О панацее уж и не заговаривают, СПИД паршивый, и тот у них неизлечим. И вообще, как там у Ильфа: вот, радио есть, а счастья нет. Время радостной и живой веры в волшебство науки миновало безвозвратно, вернулось время веры в чудеса: фэнтези сделалась фаворитом читательского внимания. Мечи, маги, тролли, чудесные подвиги, легко доступные пониманию чудеса... "Весело и ни о чём не надо думать". Целая литература возникла, не требующая напряжения мысли, и читатель жадно приник к этому источнику бесплатных удовольствий, которые стоят разве что денег, да и то посильно небольших. Издатель, естественно, бросил все свои усилия на то, чтобы источник не иссякал, и подключил к процессу писателей-мегабайтников, точно знающих, на какой стороне у бутерброда масло, и всегда готовых "глаголом жечь сердца людей" - потребителей лёгкой литературы. Так или примерно так состоялся нынешний долгий обморок жанра НФ. Или вообще его смерть? Я много лет уже не являюсь поклонником НФ, я любитель литературы о судьбах людей, а не идей, но мне старой доброй НФ жалко: худобедно, но она давала знания о мире и побуждала к размышлениям о нём.

Leave a comment

Jun. 24th, 2012 01:56 pm

Поручите советскому инженеру сконструировать туфли, и получите что-то вроде коробок для обуви; поручите ему сделать из чего убивать немцев, и он превратится в Томаса, его мать, Эдисона

Leave a comment

Apr. 29th, 2012 09:58 am Толстой. Семейное счастье

Я прожил много, и, мне кажется, что нашел то, что нужно для счастья: тихая уединенная жизнь в деревенской глуши, с возможностью делать добро людям, которым так легко делать добро, к которому они не привыкли. Потом труд, труд, который, кажется, что приносит пользу, потом отдых, природа, книги, музыка, любовь к близкому человеку — вот мое счастье. А сверх всего этого такой друг как Вы, семья, может быть, и все, что только может делать человек.

Leave a comment

Feb. 4th, 2012 10:28 am О достижении целей.

В нашей жизни на каждом шагу делается акцент на то, чтобы быть лучшим. Голливудские фильмы под аккомпонементы бодрящей музыки показывают мускулистых Гераклов, победивших толпы гадких злодеев. Недвусмысленно показываются все преимущества такого положения вещей: знойные красавицы, чемоданы долларов, беспечная жизнь в happy end.
Желтая пресса не упускает возможности обсудить подробности личной жизни очередной знаменитости, выложить в интернет фото беспечных политиков в компроментирующих их ситуациях. 
Мы постоянно слышим от начальства, родителей, друзей, что залог успешности в том, чтобы быть лучшим.
Практически в каждой success story делается акцент на тяжелую, изнурительную работу. Подчас в нищете и голоде, подчас с несколькими сотнями безуспешных попыток. Любая мотивационная статья прилежно твердит, что самое важное - быть настойчивым и добиваться поставленных целей во что бы то ни стало.

Самое удивительное - практически никто не учит как эти самые цели нужно ставить. Почему-то считается, что человек рано или поздно сам решит что именно он хочет сделать безо всякого внешнего влияния на его еще не сорфировавшийся ум.
В пост-советском высшем образовании на корню отсутствует менторство. Немногим лучше обстоят дела в средней школе. Вопросы формирования личности и мировоззрения будущего нации делегируются родителям, телевизору, либо единичным совестливым учителям, делающим добротно своё дело.  Между тем, человек - существо предельно податливое. И тем более податливо, чем моложе и меньше оно знает. Даже в глубокой старости любого из представителей еще homo sapiens с помощью логики и доводов можно убедить в каком-либо apriori верном утверждении. 

Безусловно сложно понять, какое именно занятие должно стать делом всей твоей жизни, не попробовав несколько из них для контраста. Но ведь существует множество вещей, которые можно просто принять, прислушавших к доводам более опытных товарищей. Для меня кажется удивительным текущее положение вещей. Человек становится частицей, участвующей в броуновском движении: неосознанно тратя год на физику, три на математику, пять на психологию. 
Кто-то может возразить: "Все это не исчезает бесследно и рано или поздно пригодится в какой-либо самой незамысловатой ситуации. К примеру, Джобс и его шрифты в Apple". 
Безусловно, это так. Но ведь сколько времени уходит на переключение контекста? Сколько ресурсов молодости приходится тратить впустую лишь на ошибки выбора, совершенные ранее? Насколько более прямолинейным и упорядоченным было бы движение человека, изначально действуя в рамках одной и той же стратегической линии?

Вы скажете, что каждому нужно пространство для творчества и возможность выбора собственного пути, не завязанного на предвзятое мнение состарившихся мудрецов? Безусловно, это так. Но кто не помнит своего прошлого, не имеет и будущего. Невозможно воссоздать страну-гиганта на голом энтузиазме. Необходима передача опыта. 
К тому же, любая тема, предложенная научным сотрудником/начальством/правительством при правильной постановке вопроса всегда найдет отклик в молодых умах.
Надеюсь, великое государство возродится.
Вместе с великой идеей, без которой невозможна жизнь в принципе.

1 comment - Leave a comment

Jan. 6th, 2012 10:29 am Замечательная художественная статья про математику

http://nbspace.ru/math/

Leave a comment

Dec. 18th, 2011 05:57 pm Обо всём понемногу.

Из обыденного: наконец-то заканчивается стендфордский курс по AI. Почему наконец-то? Потому что я в нём разочаровался, но как человек настойчивый, решил добить до конца. Слишком много ляпов было допущено лекторами + всё очень поверхностно. Да и домашние задания не давали волю творчеству, не говоря уже о практической отработке. Я же такой человек, что даже если прочувствую теоретический материл, мне нужно довольно долго посидеть и пощупать его на практике. Конечно, мне никто не мешал это сделать вне курса, но для этого потребовалось бы гораздо больше усилий.
Записался на NLP , CS101 и PGM (последнее не есть ПГМ :) ). Хорошо, что не все они начинаются одновременно. Тут уже решил для себя, что если что-то будет откровенно слабым (а сравнить довольно просто. ML vs AI class), - брошу.
Т.к. этот класс закончился, наконец-то появилось время для более плотного изучения Введения в информационный поиск. Пылится уже 2 месяц за отсутствием времени :) Авось, что и на работе пригодится.

Из приятного: в связи со сменой работы, почти пол года не участвовал в контестах. Вчера наконец-то принял участие в 527 SRM. Понравилась задачка. Пришлось дорешивать после контеста. Вот что происходит, если не тренировать мозги.

Насчет мозгов, кстати. Тот же Шопенгауэр пишет, что работу мозга необходимо постоянно регулировать, то есть чередовать режимы отдыха и нагрузки. В качестве примера приводит Канта, который, якобы, перетрудился в молодости и впал в безумие на старости лет. Там же он пишет, что брать в долг у времени чревато и что отдавать придется в последствии с процентами.(жизненный пример - кредит. берешь сейчас одну сумму, возвращаешь гораздо больше) "Можно, напр., негашеной известью и жарою настолько ускорить рост дерева, что оно в несколько дней даст листву, расцветет и принесет плоды; но после этого оно погибает. -- Если юноша в 18 лет будет вести, хотя бы всего несколько недель, такую интенсивную половую жизнь, какая нормальна лишь в тридцатилетнем возрасте, то время, пожалуй, даст ему аванс, но за это придется заплатить частью сил последующих лет жизни"
В связи с этим, получается, что первое вытекает из второго? Трудолюбивый человек расходует возможности своего мозга в молодости, а к старости понемногу глупеет. Это, разумеется, что когнитивные способности у каждого человека есть некая константа, а трудозатраты - скорость их расходования.

Еще встретил аналог моего сравнения с аккумулятором:
"Двумя путями можно достичь глубокой старости, при том непременном условии, однако, что наш организм здоров и крепок; для пояснения приведу пример двух горящих ламп: одна из них горит долго потому, что, имея маленький запас масла, она снабжена весьма тонким фитилем, другая же -- потому, что, имея толстый фитиль, она имеет и много масла, масло -- это жизненная сила, фитиль -- способ расходования этой силы."

Leave a comment

Back a Page